23 Янв, 2012

Sape.Ru: История успеха и планы на будущее от первого лица

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Проголосуй!)
Загрузка...

Print Friendly, PDF & Email

Евгений Пошибалов — один из основателей Sape.ru, в эфире аналитической програмы «Рунетология» рассказывает о том, как все начиналось и куда стремится проект в будущем. Интервью приводится в сокращении, полная текстовая и аудио-версии по ссылке ниже.

Евгений Пошибалов — …Мы работали маленькой компанией, приходилось управляться с продвижением нескольких десятков (до сотни) сайтов. Нам в голову пришла идея о том, что нужно создать свою ссылочную биржу, чтобы облегчить для себя этот процесс.

— Как долго это программное обеспечение было исключительно в вашем пользовании? Когда пришла мысль о том, что можно вывести его как коммерческий продукт наружу?

— Мы по большому счету внутри не использовали этот продукт, вопреки всяким легендам. Он был в бета-тестировании месяца 3, тогда мои коллеги и друзья добавляли сайты и пользовались биржей для продвижения своих сайтов условно-бесплатно. Потом мы выпустили продукт наружу.

— Что было прототипом ссылочной биржи? Как вы пришли к построению этого продукта?

— В один прекрасный момент пришла в голову мысль, что нужно сделать биржу дешевых, внутренних ссылок. Тогда были биржи, которые торговали только дорогими ссылками с главных страниц. Именно в этот момент поисковики начали бороться с такими ссылками, и довольно успешно они их побороли. Это неудивительно, потому что найти эти ссылки не составляло большого труда даже алгоритмическими способами. Мы поняли, что гораздо более востребована продажа большого количества ссылок с внутренних страниц по низким ценам.

— Как развивалась автоматизация продажи ссылок? Вы не были первыми, а кто был первым? Кого вы обогнали?

— Первой биржей была CLX.ru, сейчас ее нет. Она продавала ссылки с главных страниц. Там не было автоматизации, можно было купить ссылки поштучно. Второй из более-менее крупных бирж была MainLink. Эта биржа продавала ссылки с главных страниц без автоматизации. Автоматизацию в эту отрасль привнесли именно мы. Мы первыми создали авторежим, когда человек просто задает приблизительные параметры того, что он хотел бы купить, и для него всё автоматически подбирается и покупается.

— Как скоро стало понятно, что идея находит своих покупателей?
— Через месяц у нас была бешеная популярность.

-Назови примерные цифры.
— Мы думали, что, если у нас будет около 10 тысяч сайтов, то это будет успехом. Этого объема мы достигли буквально через 2-3 месяца. Соответственно, пропорционально росли и клиенты. Нас порадовало то, что к нам пришли крупные SEO-компании.

— Вашей моделью заработка всегда был процент от оплат, которые осуществляют покупатели ссылок продавцам?
— Да, она не менялась.

— Есть какие-то этапы в жизни проекта? Я понимаю, что значительным этапом стала продажа доли одному из инвесторов DST – Юрию Мильнеру.
— Это был волнительный и приятный момент. Чем-то это нам помогло, более дисциплинировало и стимулировало к дальнейшей работе.

— Что вас подвигло к продаже?
— Люди от Юрия Мильнера сами на нас вышли.

— Как я понимаю, у вас не было нехватки денег, всё было хорошо, так?
— Я бы так не сказал. Юрий инвестировал в наш проект всего лишь через год после его открытия. Тогда это был еще стартап.

— То есть необходимость вливания денег в развитие тогда была?
— Да, тогда была.

— Ты сказал, что это был приятный момент. Это означает, что это был не только cash-in, то есть вложение в развитие, но и cash-out, то есть вложение в вас, как основателей.
— Да. Было приятно, что наш труд был оценен по достоинству, что люди, которые инвестируют в Одноклассники и Вконтакте, обратили внимание и на наш проект.

— Неоднозначная на это была реакция, поскольку по представлениям традиционных инвесторов бизнес поисковой оптимизации, в частности ваш бизнес, тогда казался если не черным, то серым.
— Серым в представлении поисковиков или закона? Поисковики могут думать, что хотят. Это их личное мнение, которое они могут продвигать. Они могут воспитывать оптимизаторов и прочую аудиторию, которая работает в интернете. С точки зрения закона, ничего серого нет. Это обычная реклама, мы размещаем информационные материалы на сайтах.

— Поисковики прикладывают усилия для того чтобы указать на способ покупки ссылок как на не очень добросовестный способ конкурентной борьбы. Как вы к этому относитесь? Вы считаете, что они действуют несправедливо?
— По большому счету, да. В личных разговорах я пытался эту мысль донести до них. Я говорил, что есть понятие справедливости. Есть вебмастер, который создал сайт. Почему вы запрещаете ему размещать что-либо на своем сайте, если это не противоречит законам РФ? Воспитание аудитории под себя – это их цель. Нам нужно было развиваться, поэтому мы отстаивали свои интересы.

— Наблюдается какая-то эволюция в развитии взаимоотношений оптимизаторов и поисковых систем? Или это вооруженный нейтралитет?
— Я думаю, что острая фаза соперничества и конфронтации пройдена. Я стараюсь посещать большинство отраслевых конференций, связанных с SEO и интернет-маркетингом. Также я регулярно общаюсь с лидерами SEO-индустрии. Так вот, общее мнение такого, что переломный этап пройден. Поисковики или тихо, или открыто признают, что хорошие оптимизаторы хороших сайтов не только не вредят, но и помогают поисковому алгоритму ранжировать сайты с пользой для пользователя, а условно-плохие сайты и продвигать сложно, поскольку именно сейчас на ранжирование достаточно серьезное влияние оказывают пользовательские факторы. Если поисковик видит, что пользователям не нравится сайт, что они проводят там мало времени или сразу уходят, то продвигать его сложно.

— В последнее время я много общался со специалистами в области автоматизации поисковых решений, вернее, оптимизационных решений для поисковых систем. Общее мнение заключается в том, что всё большую роль начинают играть поведенческие факторы. Поисковик следит за пользователем после его клика на ссылку. Не означает ли это, что для того чтобы не потерять бизнес вам постепенно придется перестраиваться на то, чтобы эмулировать поведенческие факторы пользователей?

— Нет, мы, скорее всего, этим заниматься не будем. Мысли у нас были, потому что мы видим, что наши конкуренты или SEO-компании пытаются этим заниматься, но для себя мы решили, что в эту область мы не полезем. Для нас Sape – это платформа, комьюнити тех людей, которые с нами достаточно долгое время и которых мы сможем удержать путем предоставления новых сервисов (они у нас достаточно часто открываются).

Например, больше года назад у нас открылась биржа статей, PR-sape открылся год назад. Мы планируем открывать новые сервисы для интернет-маркетологов. Мы воспринимаем Sape как платформу. Конечно, риски есть. Например, риски падения оборота, но мы их пока не ощущаем. Я надеюсь, что мы в будущем сможем достойно представлять себя на российском и других рынках.

— Сегодня ссылочное ранжирование гораздо менее эффективно с точки зрения продвижения сайтов, просто об этом стараются не говорить поисковые конторы и системы автоматического продвижения, поскольку им это невыгодно. Это подмывает их бизнес. Они постепенно добавляют какие-то сервисы для диверсификации бизнеса. Ты, например, рассказал о том, что у вас пишут статьи, есть PR-sape. Seopult начал работать с контекстной рекламой. Все готовятся к тому, что продажа ссылок будет играть всё меньшую и меньшую роль.

— Они и правы, и неправы одновременно. Нельзя лукавить и говорить, что ссылки совсем не работают и не приносят результат. Во-первых, я сам мониторю систему, и я вижу поисковые топы по конкурентам и ключевым запросам, которые заняты сайтами, которые продвигаются в Sape. Во-вторых, сейчас продвинуть плохой сайт сложно любыми способами. Его можно продвинуть только накруткой пользовательских факторов, но Яндекс очень жестко реагирует на накрутку пользовательских факторов. Мы это проходили с рядом крупных и не очень SEO-компаний, которых ловили на этом.

— В конце лета – начале осени был скандал вокруг крупных компаний.
— Да. Я не буду называть имена, но скандалы были, их клиентам было очень плохо.

— Прокомментируй то, что я сказал. Я смотрю на эту ситуацию с точки зрения предпринимателя.
— Я резюмирую твой вопрос. Если хороший сайт начинает продвигаться, в том числе с помощью нашей системы, то у него всё будет хорошо.

— Раньше было – любой сайт.
— Да, а сейчас только хороший, сайт, у которого нормальные пользовательские факторы, тот, который сделан грамотным дизайнером, грамотным юзабилистом и так далее.

— С хорошими текстами, понятными предложениями.
— Да, конечно. С востребованным продуктом и так далее. 5 лет назад ссылками можно было продвинуть любой сайт, сейчас только хороший.

— Получается, что поисковики заставляют оптимизаторов расширять кругозор?
— Да, так это и хорошо.

— Конечно, хорошо. Раньше можно было набраться каких-то фишек, запаленных фич, и на них выкатывать сайты, даже не понимания, что такое философия поиска. Сегодня оптимизатор не может обойтись без понимания того, что такое маркетинг, что такое представление продукта, без хорошего понимания дизайна, юзабилити сайта.

— Безусловно. Более того, оптимизатор, чтобы грамотно работать с сайтом, должен очень глубоко залезть в проблемную область бизнеса. Воспитываются профессиональные интернет-маркетологи, которые через год-два-три будут лидерами в своей отрасли.

— Рассмотрим ваш бизнес с предпринимательской точки зрения. Как я понимаю, Яндекс поставил вас в патовую ситуацию, поскольку продажа ссылок – спорный бизнес. Я готов согласиться с тем, что это красивая и чистая история, если ссылки продаются на некоммерческих сайтах, которым иначе не заработать. Автоматизация накрутки поведенческих факторов – черная история, и Яндекс поставил вас перед выбором, и вы отказались от того, чтобы заниматься этим?

— Да. Мы не будем смотреть в сторону пользовательских факторов. Мы можем сделать инструменты, которые будут подсказывать пользователю, что у них плохие пользовательские факторы, что их надо улучшить примерно такими-то и такими-то способами, но никаких накруток и ботнетов не будет.

— Сегодня ваши клиенты с точки зрения покупки – это, в основном, компании и частные лица, или это другие сервисы, типа Seopult или Rookee?
— Надо сказать, что истерия вокруг сервисов автоматического продвижения очень сильно раздута. Более 65% наших клиентов – это прямые рекламодатели, юридические лица или фрилансеры.

— Я слышал мнение, что если Seopult переключится на другую биржу ссылок, то вам не выжить. Это правда?
— Это неправда.

— Хорошо. То, что вы сделали сегодня на рынке, имеет определенную репутацию, обороты, изменения в структуре доходов. Вы будете оставаться в Рунете, или будете идти дальше, за границы кириллического сегмента?
— Мы очень хотели бы пойти дальше. Более того, мы уже долгое время готовим наш проект под Европу, Америку. Сейчас мы заканчиваем тестирование. В зарубежной системе уже есть живые люди и живые сайты. В самое ближайшее время проект стартанет.

— Почему на Западе нет подобных заметных бирж? Может, там это не работает?
— Там всё это прекрасно работает, в Европе особенно. Гугл – конечно, очень мощная система, но в региональных языках он слабоват. У него нет того количества фильтров и факторов на других языках, которые он может применять при ранжировании сайтов на английском языке. Там продвигать сайты на иврите, польском, чешском и других языках гораздо проще, чем в англоязычном сегменте и уже проще, чем в Рунете.

— А почему там нет своих лидеров в этой области?
— Это остается загадкой. Наверное, у них программисты слабоваты, или интернет-маркетологи.

— Я слышал о том, что при попытке появления таких сервисов Гугл проводил жесткие репрессии несколько лет назад, и все, кто мог это сделать, поняли, что в этом нет смысла, потому что Гугл не даст развиться таким сервисам.
— Мы попробуем. Мы слышали о таких случаях, но боюсь, что это не наш вариант. Я думаю, что это касается систем, не подобных нашей. В Америке и Европе существуют системы по продаже ссылок, они живут, через них продвигаются сайты. Был момент, когда Гугл очень жестко фильтровал сайты, которые продавали и покупали ссылки, но потом ситуация стабилизировалась.

— Давно был этот момент?
— Где-то в 2004-2005 году.

— Тогда пуганул, и все испугались?
— Да. Там большое влияние имеет мнение лидеров, и лидеры сказали: «Покупать ссылки – это плохо. Давайте дружно не будем их покупать!». Тогда индустрия ушла в тень. Если зайти на оптимизаторские форумы, то по объявлениям в форумах можно увидеть, что продается огромное количество ссылок. Они побаиваются вносить свои сайты и свою торговлю в автоматизированные системы.

— Боятся, что, укрупнение, вывод процесса на уровень больших контор и больших оборотов, приведет к обвалу?
— Да, я думаю, что у них есть такой стереотип.

— Может, так и есть? Может, вы напрасно туда идете?
— Не ошибается тот, кто ничего не делает.

— Вы собираетесь продвигаться в глобальном виде? Хотите сделать англоязычный сервис и предлагать продажу-покупку ссылок по всем направлениям, или это будет локальное, сегментированное продвижение в разных языковых зонах?
— Мы раздумываем на эту тему. Скорее всего, это будет сочетание и того, и другого. Сейчас мы развиваем глобальный сервис, который будет по всему миру, но также мы ищем партнеров и инвесторов для развития этого проекта и для развития проектов в отдельно взятых странах.

— Вы себя позиционируете, скорее, как разработческую компанию, как авторов программных продуктов?
— Как платформу, скорее.

— Сколько человек на сегодня работает в Sape?
— Около 50.

— Какая у вас структура? Это в основном программисты?
— Примерно треть – программисты, треть – support, треть – бухгалтерия и прочий административный состав.

— По разговору с Николаем Евдокимовым по поводу SeoPult было понятно, что годовой оборот SeoPult составляет порядка 40-60 миллионов долларов. Скажем, несколько десятков миллионов долларов. Это можно было вычислить в процессе нашего блуждания в цифрах. Ваши деньги сопоставимы?
— Я не имею право озвучивать никакие цифры, но до этого я вам сказал, что, если SeoPult перестанет покупать ссылки в Sape, то мы не умрем.

— У вас больше?
— Да.

— Понятно. Возвратимся к структуре компании и к ее будущему. Диверсификация, то есть появление новых сервисов и движение на Запад – единственное, что будет происходить, или есть какие-то другие красивые планы, помимо этих?
— Движение на Запад – один из самых больших и красивых планов. В Рунете мы планируем наращивать количество сервисов, мы пытаемся инвестировать в небольшие стартапы, связанные с интернет-маркетингом.

— Какие стартапы, если не секрет? Назовите некоторые, которые проинвестированы вами?
— Например, в систему лидогенерации.

— Как она называется?
— Ее еще нет в публичном доступе.

— Насколько вы верите в возможность автоматизированной продажи лидов? Скажем, захожу я к вам, говорю, что хочу купить несколько тысяч лидов по теме «Стоматология» и получаю клиентов по понятным и измеримым критериям степени их интереса.

— Я боюсь, что измерить и соблюсти все критерии достаточно сложно. В данный момент я не вижу, как это автоматизировать в общем плане. Это можно автоматизировать в каких-то типовых нишах. Допустим, есть какой-то товар, например, холодильник определенной марки с понятными потребительскими свойствами. Поставку таких лидов, наверное, можно автоматизировать. Поставку лидов по стоматологии, когда непонятно, что нужно человеку – зубной протез или что-то еще, автоматизировать сложно.

Также накладывается платежеспособность клиента, который пришел по лиду. Часто возникает недопонимание, потому что человек рассчитывал на совсем другие деньги. Ччасто идут сбои по региональной тематике. На странице, которая генерит лиды, крупно написано, что данное предложение действительно только для Москвы и Московской области, но заходят же люди и из Челябинска. Автоматизировать достаточно сложно, пока процесс возможен только с участием людей.

— Какие тенденции в автоматизации интернет-маркетинга ты видишь в перспективе 2-5 лет? Как мы поняли, ссылочные биржи будут потихоньку уходить, унося песню за собой.
— Я бы не сказал, что ссылочные биржи будут уходить. Пока я не вижу этой тенденции. Пока мы не видим стагнации, у нас рост. Он, конечно, не такой, какой был 5 лет назад, но это связано с тем, что тогда мы росли с нуля. Мы не видим стагнации нашей отрасли.

Обороты оптимизации за 2011 год, по моим подсчетам, выросли на 20-30%, и они продолжат расти. Сейчас всё больше и больше регионов включается в рынок оптимизации. Более того, у поисковиков ранжирование в некоторых регионах оставляет желать лучшего. За счет регионов в том числе SEO-индустрия будет расти. По крайней мере, один-два года точно.

— Как изменится поисковый рынок? Изменятся поисковые алгоритмы в ближайшие 3-5 лет? Что изменится, кроме нарастания влияния поведенческих факторов?

— Я думаю, что поисковики будут серьезнее работать над региональной выдачей. Из Саратова будут видны не те сайты, которые видны из Москвы. Будут усовершенствоваться пользовательские факторы, которые не исчерпали и половины возможностей по улучшению качества поиска.

— Как известно, из закупленных ссылок работает около 5-50% ссылок, остальные не работают. Как определить рабочие и нерабочие ссылки?
— Если рассматривать этот вопрос в общем, то, чтобы повысить процент хороших ссылок в своем портфеле, как минимум, придется обработать много данных. Сейчас каждый оптимизатор отвечает на этот вопрос самостоятельно. Кто-то использует инструменты аналитики. Один из самых простых способов, которым пользуется много людей – покупка более дорогих ссылок.

Как показывается статистика, сайты, которые продают ссылки по 50 копеек, получают в разы больше спроса, но и несут больше риска санкций поисковиков. Соответственно, больше риска, что такие ссылки попросту не работают, поскольку на сайте находятся ссылки на десятки тысяч разных сайтов. Те, кто продают дороже, имеют меньший спрос, у них гораздо меньше риска попасть под санкции. Соответственно, вероятность того, что эта ссылка окажется рабочей, выше.

— Сколько максимально реально можно закинуть страниц в sape с одного сайта?
— Есть специальная формула. Порядка 70 тысяч.

— Какой была бы выдача, если бы не было ссылочных бирж?
— Другой.

— Она была бы лучше или хуже?
— Возможно, что и хуже.

— Может ли Яндекс выключить все сайты, которые пользуются сервисом sape?
— Может.

— А почему этого не делает?
— В таком случае у него сильно изменится выдача, и не факт, что в лучшую сторону.

— Он знает, где стоят ссылки, но опасается выключить?
— Яндекс декларирует то, что он знает порядка 80% ссылок. Их анализ показал, что далеко не все эти ссылки плохие, поэтому они борются с ними избирательно, и это правильно…

Приводится в сокращении, полная версия в первоисточнике на сайте runetologia.podfm.ru

Дмитрий Разахацкий

Этот сайт посвящен интернет-маркетингу во всех его проявлениях. Автор сайта более 15 лет занимается различными проектами в интернете начиная от небольших блогов, заканчивая сложными веб-сервисами и крупными международными интернет-магазинами. Подписывайтесь на рассылку, чтобы быть в курсе обновлений!

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 − два =

Интересна стратегия продвижения? Подписывайтесь!